Тургенев Иван Сергеевич
Тургенев Иван Сергеевич
1818-1883

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Сочинения
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (14)


Повесть "После смерти (Клара Милич)"
Тургенев Иван Сергеевич - Произведения - "После смерти (Клара Милич)"



      1



    Весной 1878 года проживал в Москве, в небольшом деревянном домике на
    Шаболовке, молодой человек, лет двадцати пяти, по имени Яков Аратов. С ним
    проживала его тетка, старая девица, лет пятидесяти с лишком, сестра его
    отца, Платонвда Ивановна. Она заведовала его хозяйством и вела его расходы,
    на что Аратов совершенно не был способен. Других родных у него не было.
    Несколько лет тому назад отец его, небогатый дворянчик Т... и губернии,
    переехал в Москву вместе с ним и Платонидой Ивановной, которую, впрочем,
    всегда звал Платошей; и племянник так же ее звал. Покинув деревню, в которой
    они все до тех пор постоянно жили, старик Аратов поселился в столице с целью
    поместить сына в университет, к которому сам его подготовил; купил за
    бесценок домик с одной из отдаленных улиц и устроился в нем со всеми своими
    книгами и "препаратами". А книг и препаратов у него было много - ибо человек
    он был не лишенный учености... "чудак преестественный", по словам соседей.
    Он даже слыл у них чернокнижником; даже прозвище получил
    "инсектонаблюдателя" Он занимался химией, минералогией, энтомологией,
    ботаникой и медициной; лечил добровольных пациентов травами и металлическими
    порошками собственного изобретения, по методе Парацельсия. Этими самыми
    порошками он свел в могилу свою молоденькую, хорошенькую, но уж слишком
    тоненькую жену, которую любил страстно и от которой имел единственного сына.
    Теми же металлическими порошками он порядком попортил здоровье также и сына,
    которое, напротив, желал подкрепить, находя в его организме анемию и
    склонность к чахотке, унаследованные от матери. Имя "чернокнижника" он,
    между прочим, получил оттого, что считал себя правнуком - не по прямой
    линии, конечно, - знаменитого Брюса, в честь которого он и сына назвал
    Яковом. Человек он был, что называется, "добрейший", но нрава
    меланхолического, копотливый робкий, склонный ко всему таинственному,
    мистическому... Полушепотом произнесенное: "А!" было его обычным
    восклицанием; он и умер с этим восклицанием на устах, - года два спустя
    после переселения в Москву.
    Сын его Яков наружностью не походил на отца, который был некрасив
    собою, неуклюж и неловок; он скорей напоминал свою мать. Те же тонкие,
    миловидные черты, те же мягкие волосы пепельного цвета, тот же маленький нос
    с горбиной, те же выпуклые детские губки - и большие, зеленовато-серые глаза
    с поволокой и пушистыми ресницами. Зато нравом он походил на отца; и
    несхожее с отцовским лицо носило отпечаток отцовского выражения, - и руки
    имел он узловатые, и впалую грудь, как старик Аратов, которого, впрочем,
    едва ли следует называть стариком, так как он и до пятидесяти лет не
    дотянул. Еще при жизни его Яков поступил в университет, по
    физико-математическому факультету; однако курса не кончил - не по лености, а
    потому что, по его понятиям, в университете не узнаешь больше того, чему
    можно научиться и дома; а за дипломом он не гонялся, так как на службу
    поступить не рассчитывал. Он дичился своих товарищей, почти ни с кем не
    знакомился, в особенности чуждался женщин и жил очень уединенно, погруженный
    в книги. Он чуждался женщин, хотя сердце имел очень нежное и пленялся
    красотою... Он даже приобрел роскошный английский кипсэк - и (о позор!)
    любовался "украшавшими" его изображениями разных восхитительных Гюльнар и
    Медор... Но его постоянно сдерживала прирожденная стыдливость. В доме он
    занимал бывший отцовский кабинет, который был также его спальней; и постель
    его была та же самая, на которой скончался его отец.
    Великим подспорьем всего его существования, неизменным товарищем и
    другом была ему его тетка, та Платоша, с которой он едва ли менялся десятью
    словами в день, но без которой он не мог бы ступить шагу. Это было
    длиннолицее, длиннозубое существо, с бледными глазами на бледном лице, с
    неизменным выражением не то грусти, не то озабоченного испуга. Вечно одетая
    в серое платье и серую шаль, от которой пахло камфарой, она скиталась по
    дому, как тень, неслышными шагами; вздыхала, шептала молитвы - особенной
    одну, любимую, состоявшую всего из двух слов: "Господи, помоги!" - и очень
    дельно распоряжалась по хозяйству, берегла каждую копейку и все закупала
    сама. Племянника своего она обожала; постоянно кручинилась об сто здоровье -
    всего боялась - не за себя, а за него, - и, бывало, чуть что ей покажется,
    сейчас тихонько
    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>>

    Тургенев Иван Сергеевич - Произведения - "После смерти (Клара Милич)"


    Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"