Тургенев Иван Сергеевич
Тургенев Иван Сергеевич
1818-1883

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Сочинения
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (30)


Повесть "Степной король Лир"
Тургенев Иван Сергеевич - Произведения - "Степной король Лир"




    Нас было человек шесть, собравшихся в один зимний вечер у старинного
    университетского товарища. Беседа зашла о Шекспире, об его типах, о том, как
    они глубоко и верно выхвачены из самых недр человеческой "сути". Мы особенно
    удивлялись их жизненной правде, их вседневности; каждый из нас называл тех
    Гамлетов, тех Отелло, тех Фальстафов, даже тех Ричардов Третьих и Макбетов
    (этих последних, правда, только в возможности), с которыми ему пришлось
    сталкиваться.
    - А я, господа, - воскликнул наш хозяин, человек уже пожилой, - знавал
    одного короля Лира!
    - Как так? - опросили мы его.
    - Да так же. Хотите, я расскажу вам?
    - Сделайте одолжение.
    И наш приятель немедленно приступил к повествованию.

      I



    "Все мое детство, - начал он, - и первую молодость до пятнадцатилетнего
    возраста я провел в деревне, в имении моей матушки, богатой помещицы ...й
    губернии. Едва ли не самым резким впечатлением того уже далекого времени
    осталась в моей памяти фигура нашего ближайшего соседа, некоего Мартына
    Петровича Харлова. Да и трудно было бы изгладиться тому впечатлению: ничего,
    подобного Харлову, я уже в жизни потом не встречал. Представьте себе
    человека росту исполинского! На громадном туловище сидела, несколько искоса,
    без всякого признака шеи, чудовищная голова; целая копна спутанных
    желто-седых волос вздымалась над нею, зачинаясь чуть не от самых
    взъерошенных бровей. На обширной площади сизого, как бы облупленного, лица
    торчал здоровенный шишковатый нос, надменно топорщились крошечные голубые
    глазки и раскрывался рот, тоже крошечный, но кривой, растресканный, одного
    цвета с остальным лицом. Голос из этого рта выходил хотя сиплый, но
    чрезвычайно крепкий и зычный... Звук его напоминал лязг железных полос,
    везомых в телеге по дурной мостовой - и говорил Харлов, точно кричал кому-то
    в сильный ветер через широкий овраг. Трудно было сказать, что именно
    выражало лицо Харлова, так оно было пространно... Одним взглядом его,
    бывало, и не окинешь! Но неприятно оно не было - некоторая даже величавость
    замечалась в нем, только уж очень оно было дивно и необычно. И что у него
    были за руки - те же подушки! Что за пальцы, что за ноги! Помнится, я без
    некоторого почтительного ужаса не мог взирать на двухаршинную спину Мартына
    Петровича, на его плечи, подобные мельничным жерновам. Но особенно поражали
    меня его уши! Совершенные калачи - с завертками и выгибами; щеки так и
    приподнимали их с обеих сторон. Носил Мартын Петрович - и зиму и лето -
    казакин из зеленого сукна, подпоясанный черкесским ремешком, и смазные
    сапоги; галстуха я никогда на нем не видал, да и вокруг чего подвязал бы он
    галстух? Дышал он протяжно и тяжко, как бык, но ходил без шума. Можно было
    подумать, что, попавши в комнату, он постоянно боялся все перебить и
    опрокинуть, и потому передвигался с места на место осторожно, все больше
    боком, словно крадучись. Силой он обладал истинно геркулесовской и
    вследствие этого пользовался большим почетом в околотке: народ наш до сих
    пор благоговеет перед богатырями. Про него даже сложились легенды:
    рассказывали, что он однажды в лесу встретился с медведем и чуть не поборол
    его; что, застав у себя на пасеке чужого мужика-вора, он его вместе с
    телегой и лошадью перебросил через плетень, и тому подобное. Сам Харлов
    никогда не хвастался своей силой. "Коли десница у меня благословенная, -
    говаривал он, - так на то была воля божия!" он был горд;. только не силою
    своею он гордился, а своим званием, происхождением, своим умом-разумом.
    - Наш род от вшеда (он так выговаривал слово швед); от вшеда Харлуса
    ведется, - уверял от, - в княжение Ивана Васильевича Темного (вон оно
    когда!) приехал в Россию; и не пожелал тот вшед Харлус быть чухонским графом
    - а пожелал быть российским дворянином и в золотую книгу записался. Вот мы,
    Харловы, откуда взялись!.. И по той самой причине мы все, Харловы,
    урождаемся белокурые, очами светлые и чистые лицом! потому снеговики!
    - Да, Мартын Петрович, - попытался я было возразить ему, - Ивана
    Васильевича Темного не было вовсе, а был Иван Васильевич Грозный. Темным
    прозывался великий князь Василий Васильевич.
    - Ври еще! - спокойно ответил мне Харлов, - коли я говорю, стало оно
    так!
    Однажды матушка вздумала похвалить его в глаза за его действительно
    замечательное бескорыстие.
    - Эх, Наталья Николаевна! - промолвил он почти с досадой, - нашли, за
    что хвалить!
    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>>

    Тургенев Иван Сергеевич - Произведения - "Степной король Лир"


    Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"