Тургенев Иван Сергеевич
Тургенев Иван Сергеевич
1818-1883

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Сочинения
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (19)


Сборник рассказов "Записки охотника"
Тургенев Иван Сергеевич - Произведения - "Записки охотника"

ему прямо в глаза так и глядит. Жутко
ему стало, Ермилу-то псарю: что мол, не помню я, чтобы этак бараны кому в
глаза смотрели; однако ничего; стал он его этак по шерсти гладить, -
говорит: "Бяша, бяша!" А баран-то вдруг как оскалит зубы, да ему тоже:
"Бяша, бяша..."
Не успел рассказчик произнести это последнее слово, как вдруг обе
собаки разом поднялись, с судорожным лаем ринулись прочь от огня и исчезли
во мраке. Все мальчики перепугались. Ваня выскочил из-под своей рогожи.
Павлуша с криком бросился вслед за собаками. Лай их быстро удалялся...
Послышалась беспокойная беготня встревоженного табуна. Павлуша громко
кричал: "Серый! Жучка!.." Через несколько мгновений лай замолк; голос Павла
принесся уже издалека... Прошло еще немного времени; мальчики с недоумением
переглядывались, как бы выжидая, что-то будет... Внезапно раздался топот
скачущей лошади; круто остановилась она у самого костра, и, уцепившись за
гриву, проворно спрыгнул с нее Павлуша. Обе собаки также вскочили в кружок
света и тотчас сели, высунув красные языки.
- Что там? что такое? - спросили мальчики.
- Ничего, - отвечал Павел, махнув рукой на лошадь, - так, что-то собаки
зачуяли. Я думал, волк, - прибавил он равнодушным голосом, проворно дыша
всей грудью.
Я невольно полюбовался Павлушей. Он был очень хорош в это мгновение.
Его некрасивое лицо, оживленное быстрой ездой, горело смелой удалью и
твердой решимостью. Без хворостинки в руке, ночью, он, нимало не колеблясь,
поскакал один на волка... "Что за славный мальчик!" - думал я, глядя на
него.
- А видали их, что ли, волков-то? - спросил трусишка Костя.
- Их всегда здесь много, - отвечал Павел, - да они беспокойны только
зимой.
Он опять прикорнул перед огнем. Садясь на землю, уродил он руку на
мохнатый затылок одной из собак, и долго не поворачивало головы обрадованное
животное, с признательной гордостью посматривая сбоку на Павлушу.
Ваня опять забился под рогожку.
- А какие ты нам, Илюшка, страхи рассказывал, - заговорил Федя,
которому, как сыну богатого крестьянина, приходилось быть запевалой (сам же
он говорил мало, как бы боясь уронить свое достоинство). - Да и собак тут
нелегкая дернула залаять... А точно, я слышал, это место у вас нечистое.
- Варнавицы?.. Еще бы! еще какое нечистое! Там не раз, говорят, старого
барина видали - покойного барина. Ходит, говорят, в кафтане долгополом и все
это этак охает, чего-то на земле ищет. Его раз дедушка Трофимыч повстречал:
"Что, мол, батюшка, Иван Иваныч, изволишь искать на земле?"
- Он его спросил? - перебил изумленный Федя.
- Да, спросил.
- Ну, молодец же после этого Трофимыч... Ну, и что ж тот?
- Разрыв-травы, говорит, ищу. - Да так глухо говорит, глухо: -
Разрыв-травы. - А на что тебе, батюшка Иван Иваныч, разрыв-травы? - Давит,
говорит, могила давит, Трофимыч: вон Хочется, вон...
- Вишь какой! - заметил Федя, - мало, знать, пожил.
- Экое диво! - промолвил Костя. - Я думал, покойников можно только в
родительскую субботу видеть.
- Покойников во всяк час видеть можно, - с уверенностью подхватил
Ильюша, который, сколько я мог заметить, лучше других знал все сельские
поверья... - Но а в родительскую субботу ты можешь и живого увидать, за кем,
то есть, в том году очередь помирать. Стоит только ночью сесть на паперть на
церковную да все на дорогу глядеть. Те и пойдут мимо тебя по дороге, кому,
то есть, умирать в том году. Вот у нас в прошлом году баба Ульяна на паперть
ходила.
- Ну, и видела она кого-нибудь? - с любопытством спросил Костя.
- Как же. Перво-наперво она сидела долго, долго, никого не видала и не
слыхала... только все как будто собачка этак залает, залает где-то... Вдруг,
смотрит: идет по дорожке мальчик в одной рубашонке. Она приглянулась -
Ивашка Федосеев идет...
- Тот, что умер весной? - перебил Федя.
- Тот самый. Идет и головушки не подымает... А узнала его Ульяна... Но
а потом смотрит: баба идет. Она вглядываться, вглядываться, - ах ты,
Господи! - сама идет по дороге, сама Ульяна.
- Неужто сама? - спросил Федя.
- Ей-Богу, сама.
- Ну что ж, ведь она еще не умерла?
- Да году-то еще не прошло. А ты посмотри на нее: в чем душа держится.
Все опять притихли. Павел бросил горсть сухих сучьев на огонь. Резко
зачернелись они на внезапно вспыхнувшем пламени, затрещали, задымились и
пошли коробиться, приподнимая обожженные концы. Отражение света ударило,
порывисто дрожа,
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>>

Тургенев Иван Сергеевич - Произведения - "Записки охотника"


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"