Тургенев Иван Сергеевич
Тургенев Иван Сергеевич
1818-1883

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Сочинения
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (30)


Сборник рассказов "Записки охотника"
Тургенев Иван Сергеевич - Произведения - "Записки охотника"

и
даже с вышины лилась темнота. Мне попалась какая-то неторная, заросшая
дорожка; я отправился по ней, внимательно поглядывая вперед. Все кругом
быстро чернело и утихало, - одни перепела изредка кричали. Небольшая ночная
птица, неслышно и низко мчавшаяся на своих мягких крыльях, почти наткнулась
на меня и пугливо нырнула в сторону. Я вышел на опушку кустов и побрел по
полю межой. Уже я с трудом различал отдаленные предметы; поле неясно белело
вокруг; за ним, с каждым мгновением надвигаясь, громадными клубами вздымался
угрюмый мрак. Глухо отдавались мои шаги в застывающем воздухе. Побледневшее
небо стало опять синеть - но то уже была синева ночи. Звездочки замелькали,
зашевелились на нем.
Что я было принял за рощу, оказалось темным и круглым бугром. "Да где
же это я?" - повторил я опять вслух, остановился в третий раз и
вопросительно посмотрел на свою английскую желто-пегую собаку Дианку,
решительно умнейшую изо всех четвероногих тварей. Но умнейшая из
четвероногих тварей только повиляла хвостиком, уныло моргнула усталыми
глазками и не подала мне никакого дельного совета. Мне стало совестно перед
ней, и я отчаянно устремился вперед, словно вдруг догадался, куда следовало
идти, обогнул бугор и очутился в неглубокой, кругом распаханной лощине.
Странное чувство тотчас овладело мной. Лощина эта имела вид почти
правильного котла с пологими боками; на дне ее торчало стоймя несколько
больших, белых камней, - казалось, они сползлись туда для тайного совещания,
- и до того в ней было немо и глухо, так плоско, так уныло висело над нею
небо, что сердце у меня сжалось. Какой-то зверок слабо и жалобно пискнул
между камней. Я поспешил выбраться назад на бугор. До сих пор я все еще не
терял надежды сыскать дорогу домой; но тут я окончательно удостоверился в
том, что заблудился совершенно, и, уже нисколько не стараясь узнавать
окрестные места, почти совсем потонувшие во мгле, пошел себе прямо, по
звездам - наудалую... Около получаса шел я так, с трудом переставляя ноги.
Казалось, отроду не бывал я в таких пустых местах: нигде не мерцал огонек,
не слышалось никакого звука. Один пологий холм сменялся другим, поля
бесконечно тянулись за полями, кусты словно вставали вдруг из земли перед
самым моим носом. Я все шел и уже собирался было прилечь где-нибудь до утра,
как вдруг очутился над страшной бездной.
Я быстро отдернул занесенную ногу и, сквозь едва прозрачный сумрак
ночи, увидел далеко под собою огромную равнину. Широкая река огибала ее
уходящим от меня полукругом; стальные отблески воды, изредка и смутно
мерцая, обозначали ее теченье. Холм, на котором я находился, спускался вдруг
почти отвесным обрывом; его громадные очертания отделялись, чернея, от
синеватой воздушной пустоты, и прямо подо мною, в углу, образованном тем
обрывом и равниной, возле реки, которая в этом месте стояла неподвижным,
темным зеркалом, под самой кручью холма, красным пламенем горели и дымились
друг подле дружки два огонька. Вокруг них копошились люди, колебались тени,
иногда ярко освещалась передняя половина маленькой кудрявой головы...
Я узнал наконец, куда я зашел. Этот луг славится в наших околотках под
названием Бежина луга... Но вернуться домой не было никакой возможности,
особенно в ночную пору; ноги подкашивались подо мной от усталости. Я решился
подойти к огонькам и в обществе тех людей, которых принял за гуртовщиков,
дождаться зари. Я благополучно спустился вниз, но не успел выпустить из рук
последнюю ухваченную мною ветку, как вдруг две большие, белые, лохматые
собаки со злобным лаем бросились на меня. Детские звонкие голоса раздались
вокруг огней; два-три мальчика быстро поднялись с земли. Я откликнулся на их
вопросительные крики. Они подбежали ко мне, отозвали тотчас собак, которых
особенно поразило появление моей Дианки, и я подошел к ним.
Я ошибся, приняв людей, сидевших вокруг тех огней, за гуртовщиков. Это
просто были крестьянские ребятишки из соседних деревень, которые стерегли
табун. В жаркую летнюю пору лошадей выгоняют у нас на ночь кормиться в поле:
днем мухи и оводы не дали бы им покоя. Выгонять перед вечером и пригонять на
утренней заре табун - большой праздник для крестьянских мальчиков. Сидя без
шапок и в старых полушубках на самых бойких клячонках, мчатся они с веселым
гиканьем и криком, болтая руками и ногами, высоко подпрыгивают, звонко
хохочут. Легкая пыль желтым столбом поднимается и несется по дороге; далеко
разносится дружный топот, лошади бегут, навострив уши; впереди всех,
задравши хвост и
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>>

Тургенев Иван Сергеевич - Произведения - "Записки охотника"


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"